Сына Сталина искали в Латвии



Неизвестные страницы биографии Якова Джугашвили.

Трагическая судьба старшего сына "отца народов" продолжает обрастать новыми легендами. Некоторые авторы уверяют, что Якову Иосифовичу удалось выбраться из немецкого плена, он героически сражался потом в партизанском отряде в горах Италии. Утверждают, что Саддам Хусейн является его родным сыном...

А недавно на российском телевидении и в печати (например, в Огоньке) выплыла "версия" - Яков Сталин вообще не был в плену. В пропагандистских целях немцы сотворили "двойника" и фальшивые фотографии, рассчитывая оказать психологическое давление на Сталина. Спецслужбы вермахта воспользовались документами погибшего сына, найдя для участия в "спектакле" своего "пленного".

Однако любые предположения требуют фактических доказательств, конкретных свидетельских показаний. Засекреченные ранее ценные материалы, касающиеся судьбы Якова Джугашвили, обнаружены недавно в архиве президента Российской Федерации. Почти одновременно библиотека конгресса США сняла гриф секретности с папки "Дело № Т-176", в которой десятилетиями хранилось вывезенное американцами из Германии личное дело узника лагеря Заксенхаузен Якова Джугашвили. Неизвестные страницы биографии сына Сталина из этих знаменитых архивных хранилищ публикуются впервые в печати - в Телеграфе ...31 января 1943 года в центре Сталинграда воины 64-й армии генерала М.С.Шумилова пленили командование и штаб 6-й немецкой армии Паулюса, разгромленной в величайшем сражении на Волге. Решающую роль в Сталинградской битве сыграли армии генералов В.И.Чуйкова и М.С.Шумилова.

Первым на своем КП поверженного генерал-фельдмаршала допрашивал Шумилов. В конце допроса Паулюс попросил, если возможно, позаботиться о пленных: "Многие из них в катастрофическом положении, голодают, а раненые не имеют лекарств. Можно ли помочь им?" Михаил Степанович заверил: "Всем будет оказана посильная в наших условиях помощь. Мы с безоружными людьми не воюем". И, помолчав, тихо спросил: "Жив ли Яков Джугашвили?" Генерал-фельдмаршал неопределенно ответил: "Кажется, он находится в лагере на территории Германии".

Тайны архивных глубин "Командиру ТВГ Шумилову.

Немедленно выясните донесение начштаба армии, где находится сын Сталина старший лейтенант Джугашвили Яков Иосифович, командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка. Принять срочные меры к доставке адресату. Ответ сообщите немедленно.

Жуков".

Пожелтевшие от времени ленты этой телеграммы, наклеенные второпях на серый лист бумаги, я отыскал недавно в Центральном архиве Министерства обороны России в Подольске (фонд № 833, опись № 1, дело № 7). В ходе многолетнего изучения истории Великой Отечественной войны, особенно ее самого тяжелого начального периода, мне не раз доводилось соприкасаться с архивными материалами в этом тихом подмосковном городке, где на площади у парка стоит на постаменте скромная и грозная "сорокапятка" - противотанковая пушка, главная труженица войны, а центральная улица названа именем местных курсантов, с винтовками и ручными гранатами осенью 41-го преградивших гитлеровцам путь к столице.

Архивы, архивы... Одна за другой выясняются самые разнообразные подробности общей картины начала войны. Иногда поиски приводят к тому, что картина эта складывается все более и более тяжелая. И наконец делается почти невыносимой... Но вот среди горестных начинают попадаться утешительные донесения. Подбили немецкие танки. Захватили пленных, взяли штабные документы. Остановили врага на день, на два, даже на неделю. Нет, не так уж безнадежно все тогда выглядело. Вот и по записям телеграфных переговоров командира 11-го стрелкового корпуса 8-й армии генерала М.С.Шумилова можно проследить боевые действия его соединений начиная с первых минут войны. Рядом с телеграфными лентами с обрывками фраз - листки написанных карандашом донесений, коротко и внятно, по-военному излагающих происходящее. Мелькают знакомые названия - Тильзит, Шяуляй, Рига, Крустпилс, Мадона, Смилтене. Первые кровавые дороги войны... Сердитая телеграмма Шумилова фронтовому начальству: шоссе Рига-Псков остается без прикрытия, а дивизия НКВД (не входившая в корпус) бездействует почему-то в Цесисе.

И вот среди этих донесений, рисующих документальную картину тех, самых трагических, дней, неожиданно попадается телеграмма из штаба 8-й армии с просьбой немедленно отыскать местонахождение сына вождя и сообщить об этом в Ставку Верховного командования маршалу Жукову 14-й гаубичный артиллерийский полк (ГАП) входил в состав 48-й стрелковой дивизии, одной из лучших в Прибалтийском особом военном округе. Она была сформирована из тульских рабочих еще в 1918 году, участвовала в сражениях на многих фронтах Гражданской войны. Несколько лет одним из ее полков командовал будущий маршал А.М.Василевский, который с теплотой вспоминает об этом в своей книге "Дело всей жизни". Во время финской войны ряд частей дивизии, в том числе 14-й ГАП, участвовал в боях на Карельском перешейке, и за успешное выполнение заданий командования командиру полка А.Н.Титову было присвоено звание Героя Советского Союза ...Утром 17 июня 1940 года полк в полном составе пересек границу Латвии в районе Зилупе и расположился под Резекне. Бывший командир батареи 14-го ГАПа Василий Константинов рассказывал мне лет 20 назад: "В Резекне мы жили в лагере. Наш духовой оркестр вечерами собирал на танцы местную молодежь. Однажды в июле на стадионе провели совместный парад с воинами 9-го стрелкового полка латвийской армии. Потом устроили спортивные соревнования. Наша полковая сборная по волейболу с трудом обыграла хозяев. Потом состоялся совместный концерт. Командир полка лихо танцевал лезгинку с девушкой-латышкой". В сентябре 14-й ГАП перевели в Ригу и расквартировали на Югле. В октябре Главная инспекция наркомата обороны провела в войсках округа учения. Артиллерийские части в целом получили положительную оценку, но все же лучшей показала себя гаубичная артиллерия. 14-й ГАП участвовал в 1941 году в Риге в первомайском параде в Задвинье.

Молчание генерала Шумилова.

Командир корпуса на срочную и государственно важную телеграмму из штаба армии не ответил. Потрепанные в приграничных сражениях войска к тому времени растянулись на десятки километров по латвийским дорогам к северу от Даугавы, и надежной связи с командирами полков у генерал-майора не было. К тому же он точно знал, что по крайней мере до переправы через Даугаву ни в одной из вверенных ему частей никто из родственников великого Сталина не служил. Но, может быть, среди артиллеристов недавнего пополнения действительно есть командир гаубичной батареи Джугашвили.

Пока Шумилов связывался с дивизией, из штаба армии пришла повторная строгая телеграмма, по содержанию аналогичная первой. В архиве я не нашел ответа генерала Шумилова, но тем не менее знаю его содержание: на территории Латвии в соединениях Северо-Западного фронта батареи Якова Джугашвили не обнаружено.

Однако именно с этого фронта, оборонявшего Ленинград, пришла Сталину скорбная весть о пленении сына.

Простились по телефону ...Обнять сына перед разлукой отец не захотел. Перед отъездом на фронт 23 июня Яков во второй половине дня позвонил отцу, чтобы попрощаться. "Решение твое одобряю, - сказал Сталин. - Иди и сражайся!" Вечером на даче Яков попрощался с сестрой Светланой и братом Василием, который окончил авиационное училище и в отличие от него, 34-летнего старшего лейтенанта, в 20 лет был уже полковником. Отец питал к нему особое расположение, окружение вождя знало об этом. Василий сообщил брату, что тоже хочет на фронт 14-й ГАП, в котором служил Яков Джугашвили, добраться до Латвии в конце июня уже не мог. Но он воевал неподалеку, на Западном фронте, в составе 7-го мехкорпуса. К 29 июня полк разгрузился под Витебском на станции Рудня и был придан 14-й танковой дивизии под командованием полковника И.Д.Васильева. Таким образом, вопреки традициям в стрелковом и механизированном корпусах оказались гаубичные артполки под одним и тем же номером, да еще и танковая дивизия (ТД) имела такой же. Кто знает, окажись батарея Якова в руках М.С.Шумилова, судьба сына Сталина, может быть, сложилась бы иначе. В июле 41-го войска Шумилова на три недели приостановили наступление немцев на Ленинград. Его 64-я армия героически обороняла Сталинград, а став гвардейской, закончила войну в Праге ...14-я ТД получила приказ к исходу 7 июля овладеть Лепелем. Обойдя Витебск с юга, ее части в указанный приказом срок без потерь вышли на рубеж атаки. Наступать предстояло без авиационного прикрытия, в неразведанной лесистой местности. Штаб дивизии не имел никаких данных ни о своих соседях, ни о противнике. Утром 7 июля соединение двумя колоннами начало наступление, но напоролось на хорошо оборудованную противотанковую оборону немцев. Атака не удалась. Тогда комкор Виноградов отдал приказ нанести удар в другом направлении - на Сенно. Проплутав по лесным чащобам почти двое суток, потеряв на марше несколько машин, дивизия утром 9 июля пробилась-таки в район Сенно и отбросила здесь передовые части гитлеровцев. Однако к этому времени немцы ворвались в Витебск, и части полковника Васильева оказались под угрозой окружения. Преследуемые танками и авиацией противника, они в районе Лиозно выбрались из лесов и оседлали стратегическую магистраль Витебск-Смоленск. Используя дорого приобретенный опыт, танкисты закопали свои машины в землю, наладив жесткую оборону. Они успешно отразили натиск 12-й ТД генерала Харпе. Однако 11 июля дивизию Васильева сняли с выгодного рубежа обороны для плохо подготовленного контрудара на Витебск. В завязавшихся боях 7-й мехкорпус был практически разбит, а многие его части оказались в окружении. Тогда-то ставка Верховного главнокомандования и начала лихорадочно разыскивать пропавшего без вести Якова Джугашвили.

Иван Стаднюк в своем некогда популярном романе "Война" написал, что Сталин, включив утром 16 июля радиоприемник, услышал якобы сообщение из Берлина о пленении сына под Витебском. В тот же день члены Политбюро выразили ему сочувствие. Все это, мягко говоря, художественный вымысел автора. Секретные архивные материалы, после войны попавшие к американцам, свидетельствуют: Яков оказался в плену действительно 16 июля. Но отец узнал об этом только через несколько недель, когда немцы начали на Восточном фронте сбрасывать с самолетов листовки с информацией о том, что Яков Джугашвили в плену и обращение с ним хорошее. Именно из этих листовок стало, наконец, известно о месте и дате пленения Якова. 7 августа политуправление Северо-Западного фронта направило члену Военного совета А.А.Жданову в секретном пакете три такие листовки. Тогда же Жданов проинформировал Сталина о случившемся.

Войну спрятали в сейф.

На листовках, помимо агитационного призыва сдаваться в плен, была помещена фотография с надписью: "Немецкие офицеры беседуют с Яковом Джугашвили". И если призыв к сдаче был фальшивкой, то допрос действительно состоялся - 18 июля в штабе генерал-фельдмаршала фон Клюге.

Полный текст протокола допроса более полувека хранится в "Деле № Т-176" в архиве конгресса США. (С ним читатель ознакомится в завтрашнем номере Телеграфа.) Но ни протокол допроса, ни другие материалы в Вашингтоне не дают ответа на вопрос, как все-таки Яков оказался в плену. О добровольной сдаче речи быть не может. Это подтверждается безупречным поведением Джугашвили в плену и безуспешными попытками фашистов завербовать его. На обстоятельства пленения проливает свет содержание письма И.Я.Сапегина, бывшего командира 14-го ГАПа 14-й ТД, которое он отправил 5 августа 41-го года Василию Сталину с фронта. Это письмо хранилось в сейфе архива президента РФ (фонд № 45, опись № 1, дело № 1554). Приводим (впервые) отрывки из письма друга по учебе в академии и фронтового товарища Якова Джугашвили: "Дорогой Василий Иосифович! Я - полковник, который был у Вас на даче с Яковом Иосифовичем в день отъезда на фронт. Перед войной за пять дней я принял полк в 14-й танковой дивизии, куда Яков Иосифович был назначен командиром батареи. Я целиком, следовательно, взял на себя ответственность за его судьбу. Причем я был уверен, что с этой задачей справлюсь вполне. Но я и Яков Иосифович ошиблись. Начальник артиллерии 7-го мехкорпуса генерал-майор Казаков решил сразу заменить меня своим кандидатом. Хотя никто не давал права нарушать приказ Наркома, которым я назначен на эту должность ...Вдруг в боевой обстановке, когда боевые действия полка были исключительно успешны, меня отзывают в штаб армии, где начальник артиллерии 20-й армии заявил мне, что я допустил беспорядочный отход полка, а за это откомандирован в распоряжение штаба Западного фронта. На самом деле никогда, а тем более беспорядочно, полк не отступал. В тот момент, когда меня переводили из одного штаба в другой, Яков Иосифович был всеми забыт, и его бросали куда попало. 12 июля без боеприпасов полк был брошен с малой горсткой пехоты на в десять раз превосходящего противника. Полк попал в окружение. Командир дивизии бросил их и уехал из боя на танке. Он даже не поинтересовался судьбой Якова Иосифовича, а сам в панике прорвался из окружения вместе с начальником артиллерии дивизии. Я докладывал военному совету 20-й армии и комиссару дивизии, которые мне заявили, что они решили создать группу добровольцев, но это делалось настолько медленно, что только 20-го числа группа была брошена в тыл врага, причем успеха не имела. Я виню за судьбу Якова Иосифовича начальника артиллерии 7-го корпуса генерала Казакова, который не проявил о Джугашвили никакой заботы. (М.И.Казаков - будущий генерал армии, Герой Советского Союза. В июне 41-го - генерал-майор. В конце войны - командир 10-й гвардейской армии. В 1965-1968 годах - начальник штаба Объединенных вооруженных сил государств - участников Варшавского договора. - Е.В.).

Окончание в следующем номере ***.

Яков Джугашвили родился в 1907 г. от первого брака Сталина с Екатериной Сванидзе, которая умерла через год от скоротечной болезни. До 14 лет воспитывался у ее родственников в Тбилиси, а в 1921-м приехал учиться в Москву. Отец встретил неприветливо, но мачеха Надежда Аллилуева старалась его опекать. Впрочем, биография Якова до начала войны широко известна благодаря воспоминаниям сестры Светланы и другим, обнародованным в последнее время источникам. Был Яков молчалив, застенчив, но трудолюбив. В 18 лет закончил электротехническую школу в Сокольниках, в 1928 г., после семейной драмы, по совету Кирова и его жены уехал в Ленинград, где работал рядовым электромонтером на подстанции. Вернувшись в Москву, закончил Институт инженеров транспорта, распределение получил на ТЭЦ завода имени своего отца. Работая, поступил на вечернее отделение Артиллерийской академии, которую успешно закончил в канун войны. В 1938-м женился на Юлии Мельцер. С братом Василием и Светланой семья поддерживала дружеские отношения. А вот с отцом виделись редко: Сталин поругивал сына за женитьбу на еврейке...

Кстати, в ту тоталитарную пору в отличие от нынешней демократической даже для детей вождей не существовало "блата" и "брони". Сын Фрунзе Тимур стал Героем Советского Союза, погиб в бою. Сын Микояна Владимир и сын Хрущева Леонид погибли в воздушных боях. Обычными летчиками воевали другие два сына Микояна - Степан (позднее он станет Героем) и Алексей. Степан Микоян раненным сажал горящий самолет. Обгорел, чуть не погиб, но самолет спас. Сражались за Родину сыновья Ярославского и Берии, маршалов Говорова и Мерецкова. Василий Сталин, командуя авиадивизией, сбил пять вражеских машин.

Автор: Евгений ВОСТРУХОВ, специально для Телеграфа, Телеграф

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha