Сладкая интервенция



Налогоплательщики оплатили 1,26 млн. Ls убытков частных заводов.

В прошлом году Министерство земледелия впервые реализовало программу интервенции на местном рынке сахарной продукции. В результате из бюджетных средств было истрачено 1,26 млн. Ls. Эти деньги вполне можно было сэкономить, но ведомство министра Атиса Слактериса предпочло отказаться от этой идеи.

Конфликт производителей и торговцев.

Сахарная отрасль - одна из немногих успешно развивающихся в сельском хозяйстве Латвии. Это признают даже в Минземледелия. Производством сахара сейчас занимаются два предприятия - Jelgavas cukurfabrika (JCF) и Liepќjas cukurfabrika. Но, несмотря на удачные финансовые показатели и перспективы, Минземледелия в прошлом году безвозмездно субсидировало эти предприятия на сумму 1,26 млн. Ls.

Крупнейший местный торговец сахаром - компания Baltic Sugar Company (BSC). Ее учредителем является английская компания ED & F MAN Sugar Ltd. С 1997 года англичане - владельцы и 35% акций Jelgavas cukurfabrika. В последние годы между руководством фабрики и английскими акционерами возник серьезный конфликт, подноготную которого объясняют по-разному. Превалирует версия, что фактическая власть на елгавском предприятии принадлежит конкурентам BSC и одновременно совладельцам Jelgavas cukurfabrika - компании Lex-U.

ED & F MAN Sugar Ltd. сегодня не подпускают к руководству предприятием. В различных судебных инстанциях идут процессы, неизменными ответчиками в которых являются то Lex-U, то Jelgavas cukurfabrika. Как утверждают директор BSC Эверита Ушацка, их компания как акционер хотела бы иметь фактический доступ к управлению делами завода 106 лоббистских латов.

Как утверждают действующие лица, именно из-за разногласий между ED & F MAN Sugar Ltd./BSC и руководством Jelgavas cukurfabrika в 1999 году руководство фабрики отказалось от выгодной сделки. BSC предложила скупить всю продукцию фабрики, произведенную в 1999-2000 годах.

Но Jelgavas cukurfabrika от контракта отказалась, и к весне 2000 года попала в затруднительное положение. На складах скопилось около 30 тыс. т сахара. BSC же продолжала слать письма с предложением скупить 10 тыс. т по внутренней цене - 350-360 Ls/т. Ответа не было.

К лету 2000-го ситуация с реализацией уже произведенного сахара ухудшилась. Свою роль сыграл наплыв в Латвию дешевого эстонского сахара. В Минземледелия было принято решение - создать рабочую группу, которая бы приступила к разработке программы интервенции. Государство должно было разрешить экспорт излишков сахара за рубеж и рассмотреть вопрос о компенсации - внутренняя цена на сахар составляет не менее 350 Ls/т, а на Лондонской бирже - 240 USD/т.

В результате было дано добро на экспорт 8 тыс. т, произведенных Jelgavas cukurfabrika, и 4 тыс. - Liepќjas cukurfabrika. Весь сахар по цене 240 USD/т был продан терпеливой BSC. В качестве компенсации производители получили от государства 106 Ls/т, или 1,26 млн. Ls.

Театр абсурда "Программа интервенции была, безусловно, нужна, - заявила "Республике" Эверита Ушацка. - Сахар нужно было экспортировать, но мне совершенно непонятно, почему государство должно было покрывать убытки частных фабрик? Если бы руководство предприятий правильно осуществляло маркетинговую политику, им бы самим удалось покрыть убытки". По ее словам, еще зимой 2000 года цена на внутреннем рынке составляла 420 Ls/т. Согласившись в свое время на предложение BSC, по крайней мере, Jelgavas cukurfabrika могла бы покрыть убытки от разницы в цене.

Еще в августе, до интервенции, руководство BSC разослало письма фракциям Сейма Латвии, спикеру Янису Страуме и министру земледелия Атису Слактерису, в которых объясняло неоднозначность ситуации. Но ответов не было и тут. "Это абсурд, - возмущается директор BSC. - Почему так нерационально расходуются бюджетные средства? Почему в этом случае государство не указывает частным заводам, по какой цене и кому следует продавать сахар? При этом все было бы логично" "Я не знаю, почему JCF отказалось от предложения BSC, - сказала директор департамента развития и перерабатывающей промышленности Минземледелия Зиедоне Берзиня. - Единственное объяснение, которое я могу дать, - фабрика боялась, что сахар не будет экспортирован и тогда рынок окажется перенасыщенным". С просьбой провести интервенцию в министерство обращались как крестьяне, так и представители завода. По ее словам, окончательное решение о выборе варианта программы интервенции принималось Кабинетом министров.

Политический штрих.

На этом можно было бы поставить точку в истории, если бы не одно "но". Вышеупомянутое Lex-U, контролирующее сегодня деятельность Jelgavas cukurfabrika, является официальным спонсором Народной партии, которую представляет глава Минземледелия Атис Слактерис. Согласно декларации, в 1998 году Lex-U пожертвовало "народникам" 3 тыс. Ls. Вероятно, это только официальные цифры. И возможно, что именно этот факт играл определенную роль, когда утверждался вариант интервенции. Впрочем, пресс-секретарь Народной партии Арно Пяткин в программе интервенции ничего подозрительного и предосудительного не усмотрел.

Автор: Сергей ПЕТРОВ, Республика, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha