Какими мы выглядим в мире и дома



В последние дни сентября в Риге проходила международная научная конференция "Балтия: рубеж веков". Ее участники постарались воссоздать многослойный образ Прибалтики. Попытка, благодаря высокому профессиональному уровню выступавших, удалась. И конференцию отличала доброжелательная, демократичная, неполитизированная атмосфера. Доклады делали на трех языках - латышском, русском и английском.

Интеграция с чувством собственного достоинства.

Идея конференции принадлежала декану филологического факультета ЛГ профессору Янине Курсите, специалисту по этно/мифопоэтике. Непосредственным же организатором ее стал заместитель декана по международным связям университета музыколог Валдис Муктупавелс.

Я начинаю с этих имен, чтобы поблагодарить г-жу Курсите и г-на Муктупавелса. Поскольку конференция эта - событие едва ли не уникальное для республики. В работе ее участвовали психологи, фольклористы, лингвисты, литературоведы, поэтологи, культурологи и музыковеды Латвии, Литвы, Эстонии, России, Чехии, Словакии, Финляндии, Швеции, Грузии и США. Почти три десятка выступивших на конференции - это очень даже немало для ученого собрания такого рода. И в те два дня, что продолжалась конференция, в зале университета царила атмосфера, действительно достойная научной среды.

На открытии конференции литовский посол Пятрас Вайтекунас сказал, что нам, народам Балтии, есть чем гордиться. Это и история, и фольклор, и культурные традиции, и архаичность языка, и сегодняшние олимпийские достижения. По этой причине мы можем интегрироваться в Европейский союз, не теряя чувства собственного достоинства и своей балтийской идентичности. Тема сохранения и укрепления балтийской идентичности и была главной.

Исследования первого дня конференции условно можно объединить в картину краткой истории эволюции культуры Прибалтики, начиная с фольклора (доклад Нийоле Лауринкене из Вильнюса) и кончая модернизмом (исследование рижанки Яны Вердини "Дадаизм и сюрреализм в контексте европейского поэтического эксперимента"). Главной темой второго дня стала проблема метрополии и провинции.

Но одним из самых любопытных и даже развлекательных был доклад "Прибалты: слово и представление" языковеда Павла Клубкова, профессора кафедры русского языка Санкт-Петербургского университета. В его докладе тонкие научные наблюдения перемежались почти бытовыми анекдотами. Вот, например, некоторые наблюдения профессора Клубкова.

Прибалт глазами россиянина.

Начиная с 80-х годов жители Литовской, Латвийской и Эстонской ССР в России с почтением назывались прибалтами (слово произносилось стильно, чуть ли не с двойным ударением и чрезмерной растяжкой гласных - "приибаалт"). Под прибалтами подразумевались люди интеллигентные, воспитанные, сдержанные, в совершенстве владеющие бытовыми приятными "искусствами" (от этикетных правил до оформления букетов и умения накрыть стол). При этом более "западные" и свободные, нежели россияне, что, безусловно, очень уважалось.

Но интересно, что еще в 70-х годах значение слова "прибалт", зафиксированное в словарях как "представитель одного из народов, населяющих прибалтийские республики СССР", считалось разговорным и просторечным, почти таким же, как "американ" или "армян". Что не случайно. Из истории известно, что слово это - лагерного происхождения. Так в 40-50-е годы называли любого выходца из Прибалтики, который вместе с кулаками, фашистами, бендеровцами и прочими неугодными пребывал в местах не столь отдаленных. Когда же люди стали возвращаться из лагерей, слово потеряло свои корни и наполнилось другими смыслами (например, в 30-е годы в документах, связанных с делом генерала Павлова, "прибалт" впервые выступает в значении "военнослужащий Прибалтийского военного округа").

Понятие Прибалтики - территории, которую населяют прибалты, возвращается примерно с 30-х годов XX века и по-прежнему обозначает нечто чужое - чуждые республики, последняя, крайняя часть империи, на дальней границе (по типу Преднестровья, Приморья и т.д.).

Павел Клубков, специалист по массовой культуре, долгое время занимавшийся стереотипами в языке, выявил и другие стереотипы, связанные со словом "прибалт". В них заключены характеристики, противостоящие российской культуре. Причем на уровне массовой культуры нет разницы между латышами, эстонцами, литовцами, русскими, евреями, поляками и т.д. Все они - не-мы-россияне. Прибалту в этом представлении должны быть присущи такие качества, как вежливость, честность, аккуратность, медлительность (вплоть до отсутствия темперамента). Мужчины-прибалты - могучие супермены, самостоятельные хуторяне, мускулистые, самые, по выражению Нонны Мордюковой, "мужчинистые мужчины".

Что же касается женщин-прибалток, к ним относились куда как с меньшим пиететом. Они, в массовом представлении, характеризуются непотребным поведением и продажностью. Простим россиянам?.. Тем более что любое слово в известном смысле свободно и может терять старые и приобретать новые значения в силу разных обстоятельств. Поэтому не стоит выискивать заведомой враждебности россиян к прибалтам. Просто стереотипами массового сознания управляет принцип: свое хорошо потому, что - свое, чужое плохо, потому что оно чужое. Принцип этот совершенно безразличен к реалиям жизни, он лишь работает на сохранение "своего", не давая себе труд разобраться, кто - магистр, а кто - не магистр.q.

Автор: Вера ПАЛЬЧУК, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha