Ода мудрым псам



В день открытия своей персональной выставки московский гость был особенно красноречив: манкируя традиционный спич искусствоведов, сам выступил в роли гида по миру, где живут нарисованные им псы. А позже, когда местный бомонд удалился, Валерий Миронов, говорят, до полуночи травил байки в узком кругу. Художник Виктор Шелег сказал, что его особенно поразила история про сатанистов.

Собеседник Миронов, действительно, интересный. Легкий. Улыбчивый. Наполненный радостью мироощущения. Реакция на вопросы, как у хорошего теннисиста. О себе говорит без позерства - этому припарки от звездной болезни, видимо, не понадобятся никогда. Хотя ему- то уж есть о чем сказать: вступил в возраст Иисуса Христа и создал за 10 лет 800 работ, которые находятся в частных коллекциях почти всех стран мира, исключая разве что Африку. А прежде он был дорожным рабочим, бурильщиком, плотником, псаломщиком... "Я метался, как шарик по полю, где много- много ямочек. И все были для меня то глубоки, то малы, то по форме не подходили, пока я не нашел свою, где мне удобно, органично, там я не обманываю ни себя, ни других - живопись". Это было познание жизни как она есть? Может быть, именно это дает Валерию право на живописную трактовку вечных заповедей так, как он сделал это в цикле Псы.

Все люди, утверждает художник, даже внешне напоминают зверей, животных, птиц, не говоря уже о повадках. Себя считает оборотнем: "Я могу представить себя кем угодно. Ощущаю себя то ленивой кошкой, то бдительной собакой, то притаившейся мышкой, то хищным леопардом, то сонным удавом... А на вернисаже я, наверное, был говорлив, как сорока. Это потому, что пока готовился к выставке, произошло гигантское накопление энергии. Аккумулированная во мне, она и выплеснулась теперь в словесный поток".

Миронов объединил свои работы общим названием Псы. Слово это извечно несет в себя определенный оттенок. Да, нарисованные им животные не собаки и собачки - это псы! Горделивые, вкусившие сладость свободного бега, в охотничьем азарте лающие, по Высоцкому, до рвоты, готовые пожертвовать собой стражи и печальные мудрецы... "Я долго размышлял, какое ключевое слово выбрать. Оно должно запоминаться. Псы! Хотя издревле оно у всех славян звучало ругательно. Царских опричников называли псами за их безжалостность, псам уподобляли злых людей... Неделю назад в Москве открылась другая моя выставка. Каждая работа хранит философские возмущения, которые (со смешком) время от времени мне приходят на ум. Там есть диптих в архаичном стиле: торс воина и конечности птицы, торс воина и антураж насекомого. Птица и насекомое - антагонисты. Образ воина- насекомого сопровождает надпись: Благ всяк в заботе о роде своем, а воина- птицу - Не крови ради а чрева то".

Употребление фраз из старославянского языка на картинах Миронова - не придуманная для оригинальности фишка. Он готовился поступать в семинарию, будучи псаломщиком. Но однажды понял, что стал скорее сторонником экуменизма. А старославянский язык по-прежнему завораживает художника своим звучанием. "Зверь сей досточуден! - произносит он, словно смакуя нечто необыкновенное по вкусу. - Как музыка...".

Одна из прошлогодних московских выставок Валерия Миронова называлась Счастье пахнет розмарином. Запах счастья ассоциируется у него с этим растением по трем причинам: розмарин звучит красиво, его цветы прелестны, а почки розмарина придают еде пряный вкус. Счастье, по Миронову, - это творчество. В чем его смысл? Твори и наслаждайся сам? Для чего тогда сотворил нас Бог? "Я задавал это вопрос священнику. Батюшка ответил, что нельзя воспринимать Бога как индивидуум, хоть и создал он мир по своему образу и подобию, где, скажем, есть человек и есть собака. Кто же подобие? Только человеку присуще такое божественное качество, как любовь и творчество".

Родился Миронов под знаком Рыб и говорит, что ощущает себя в воде как рыба. Последние полгода плавает в бассейне: ежедневно по 1,5 км. Носит серьгу в ухе, без всяких намеков и символов. Нравится, и все. Любит он общаться и со своими покупателями. Говорит, что те, кому нравятся его картины, тоже не прочь беседовать с ним о всякой всячине. Один банкир, с завидным постоянством прибретающий работы Миронова, даже признался, говорит Валерий, что тоскует по неспешной беседе, как простой человек, так как на работе - либо ждущие указаний подчиненные, либо приветливые подхалимы. В Риге Миронов выставляется уже в 4- й раз и говорит, что после московской суеты наслаждается здешним покоем, который сравнил со средневековым...

Автор: Taтьяна Ярославская, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha