Конкуренция пойдет на пользу



Проанализировав опыт проведения реформ в сфере электроэнергетического сектора и их структурные альтернативы, наиболее подходящие для латвийского электроэнергетического сектора, можно прийти к следующему выводу - конкуренция пойдет на пользу независимо от величины системы, поскольку конкуренции свойственны разные формы выражения и она проявляется в разных видах.

Чтобы появились первые результаты, совсем необязательна непосредственная конкуренция на рынке. Существует так называемая конкуренция "за рынок", что означает следующее - новые инвесторы соревнуются между собой за возможность возведения новых мощностей или новые операторы в конкурсном порядке претендуют на концессии для работы существующих систем. Возможна также конкуренция сравнения приобретений (merit order) - производители электроэнергии борются за снижение производственных расходов с тем, чтобы по возможности дольше сохранить место на рынке и наряду с этим продать большее количество электроэнергии. Существует также конкуренция сравнительных показателей, в рамках которой регулятор сравнивает эффективность деятельности различных операторов рынка. Конкуренция этого вида (или регулирование) применяется в Шотландии (данные для сравнения эффективности деятельности получают на предприятиях Англии и Уэльса), подобная форма чаще всего применяется в Соединенном королевстве для обеспечения конкуренции в секторе водоснабжения.

Цель введения конкуренции - повысить национальное благосостояние, что возможно добиться, повышая эффективность, снижая требования по регулированию и снижая тарифы для конечных потребителей. Это цель, при достижении которой все окажутся в выигрыше, поскольку достигнутый в ходе реформы технологический прогресс и повышение эффективнности приведут к снижению тарифов и получению большей прибыли. Некоторые из упомянутых форм конкуренции возможны и в нынешней электроэнергетической системе Латвии, и введение их будет способствовать повышению эффективности и гласности.

Однако, чтобы общество могло получить блага, возможные в результате упомянутой конкуренции, необходим раздел структуры. Поэтому второй урок, вытекающий из международного опыта, заключается в следующем: при вертикально интегрированной монопольной структуре конкуренция невозможна. В условиях конкуренции предприятия вынуждены бороться за возможность оставаться на рынке, снижая тарифы, работая с потребителями и повышая качество услуг. В условиях монополии предприятию для получения прибыли не надо прилагать особых усилий - она заранее обеспечена. Мировой опыт свидетельствует о том, что регулировать деятельность предприятия-монополиста довольно сложно, поскольку отсутствие гласности не позволяет контролировать информацию предприятия. Таким образом, вертикально интегрированное предприятие-монополист, и государственное, и частное, намного меньше способствует повышению уровня национального благосостояния, чем при наличии конкуренции.

Существенный урок заключается в следующем: реформы и основные принципы регулирования должны быть приспособлены к специфическим условиям каждой отдельной страны. Модель реформы сектора в каждой стране своя, поэтому Латвия не может просто взять и перенять модель какой-нибудь одной страны.

Опыт реформ в Чили, Соединенном королевствве, Норвегии, Аргентине, Новой Зеландии, Боливии, Португалии, Польше, Швеции, Колумбии, Венгрии, Перу и др. позволяет сделать шесть существенных выводов:

1. Конкуренция возможна даже в маленькой стране. Для этого необходимо наличие равноценных предприятий. С течением времени конкуренция заработает, если на ее пути не будут ставится препоны. При введении конкуренции существенную роль играют не размеры страны, а размеры рынка. Совершенно очевидно, что интегрированный балтийский рынок приобретет от конкуренции намного больше, чем если она будет введена только в Латвии 2. Тарифы на электроэнергию в странах, в которых была осуществлена реформа, обычно ниже. Тарифы на электроэнергию для промышленных и индивидуальных потребителей в Японии, Германии и Италии в среднем выше, чем в Новой Зеландии, Норвегии и Соединенном королевстве 3. Инвесторы намного охотнее инвестируют в системы, открытые для конкуренции и в которых сферы деятельности разграничены, чем в системы, в которых доминируют один или несколько "игроков". Одни инвесторы/операторы специализируются на производстве, другие - на распределении. Это предприятия нового поколения, выросшие в условиях конкуренции 4.Не удивительно, что вертикально разделенные системы зачастую легче продать и по более высокой цене. С одной стороны, те немногие инвeсторы, которые готовы прийти в вертикально интегрированное предприятие, значительно снижают предлагаемую цену с целью покрытия возможного риска, если в будущем предприятие все-таки придется разделить. С другой стороны, вместо крупных вертикально интегрированных систем многие инвесторы ищут гораздо меньшие, более специализированные части электроэнергетической системы 5. Разделение на отдельные части предоставляет возможность ликвидировать порекрестные субсидии между производством, распределением и передачей электроэнергии, более четко выявить причины малоэффективной работы и способы их устранения 6. Большее число участников отрасли способствует ограничению политического вмешательства и возможности политического давления со стороны правительства и регулятора. Участники создают среду для развития конкуренции, способствуют изменениям в технологии, коммерческому подходу, укреплению безопасности в случае возможных катастроф.

Учитывая весь доступный опыт, однозначно следует сказать, что в случае, если Латвэнерго станут приватизировать по частям, тарифы на электроэнергию не повысятся. Во всех разделенных системах, в которых обеспечена конкуренция, тарифы ниже, чем в вертикально интегрированных монополиях. Разделенные и обеспечивающие конкуренцию системы эффективнее, в них более низкая себестоимость, а наряду с этим и более низкие тарифы. Данные по реформированным системам свидетельствуют о том, что выгоднее преобразовать систему, чем оставлять ее такой, какая она есть. Данные по системе энергоснабжения Соединенного королевства доказывают, что проведенные реформы сектора стоили того, поскольку значительное повышение эффективности полностью оправдало расходы на проведение реформы. Например, в течение первых шести лет после реформы в Соединенном королевстве производительность в секторе электроэнергии возросла более чем на 100%. Фактические производственные расходы снизились на 50%, а оптовая цена - на 20%. Анализ расходов и доходов свидетельствует о том, что чистая прибыль за вычетом расходов на проведение реформы колебалась в размере от 4,1 млрд. долларов США до 9,6 млрд. долларов США в нынешнем выражении. Это лишь подтверждает тот факт, что в результате проведения реформы тарифы снизились на 3- 7,5%.

Подобные аргументы в пользу реформы можно найти во многих странах. Основные показатели в разных странах, конечно же, могут быть различны. Есть страны, в которых в результате проведенной реформы ставки финансирования снизились еще больше, в других - сократились потери в сфере распределения и передачи электроэнергии, но во всех странах повысились эффективность и качество предлагаемых услуг. Поэтому я убежден, что, если ввести конкуренцию в процесс разделения и приватизации Латвэнерго, подобного можно достичь и в Латвии.

Автор: Луиз Э. Гутиерез, консультант по энергетике Всемирного банка, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha